Рэйф Файнс в поисках Ричарда

Ralph-Fiennes-photographed-by-Miles-Aldridge-700x455

Летом в Лондоне завершился спектакль о Ричарде III с Рэйфом Файнсом в главной роли.

Постановка проходила в театре Almeida, славящимся своим новаторским видением и дерзкими спектаклями, в которых и сценаристы и актёры пытаются раздвинуть привычные нам рамки восприятия, освободиться от ограничений и придать классике второе дыхание.

Сценаристы и постановщики Алмейда не боятся претворять в жизнь самые смелые идеи: чего только стоит китчевая постановка «Bakkhai» («Вакханки»), в которой Бен Уишоу предстал перед зрителем в качестве андрогинного греческого бога вина и утех Диониса, виртуозно создавая на сцене бесполый образ мифического существа. Или неоднозначная футуристическая постановка под названием «Game», обнажающая пороки общества на примере семейной пары, готовой пойти на любые унижения и променять свободу на материальные блага, став игрушкой для пресыщенной достатком скучающей элиты.

Ben Whishaw in Bakkhai. Almeida Theatre. Credit Marc Brenner
Бен Уишоу в образе Диониса в спектакле театра Алмейда «Вакханки»

Эти спектакли — лишь пример того, чем живет Алмейда. Именно поэтому при покупке билета на «Ричарда III» в этом театре, ожидать можно всего, чего угодно, но только не привычной нам классики. Однако, постановка шекспировской драмы оказалась не так уж смела и инновациона, как многие предшествующие ей спектакли. Пьеса полностью следует всем классическим канонам и поворотам сюжета за исключением как нескольких блестящих находок, так и неудачных  вольностей.

Действие пьесы начинается в наше время с раскопок, напоминая зрителю о проведённых в 2013 году археологических раскопках в городе Лестере, где на месте современной автомобильной парковки были найдены человеческие останки. Экспертиза Лестерского университета показала, что останки принадлежат именно Ричарду III, ведь извлечённый из древних костей ДНК подтвердил родство с потомками монаршей семьи.

150322121553_richard_remains_studied_624x351_bbc

Ричард III Глостер погиб в возрасте 32 лет во время битвы при Босворте. На протяжении многих веков точное место захоронения монарха считалось неизвестным, сохранились лишь сведения о том, что Ричард был похоронен без особых почестей при монастыре города Лестер. Масштабный проект раскопок под названием «В поисках Ричарда» был проведён на месте автомобильной стоянки, где по подсчётам учёных раньше находилось францисканское аббатство, в котором и был погребён монарх. Его останки, а именно, размозжённый череп и искривлённый позвоночник, были найдены в выбранном месте.

150322122836_richard_face_624x351_getty_nocredit

Итак, действие пьесы начинается в наши времена: учёные изучают могилу и останки монарха, зрителям представляют череп и искривлённый позвоночник Ричарда III, готовя к скорому появлению горбатого и прихрамывающего Рэйфа Файнса на сцене.

Когда Рэйф Файнс только вышел на сцену, зрительские ожидания были на самом пике. После просмотра холодящего душу монолога Файнса в трейлере к спектаклю, казалось, что следующие 3 часа можно будет наблюдать за холодным расчётливым стратегом, уверенно идущим к трону, сокрушая любую преграду на своём пути. Режиссёр постановки Rupert Goold ни раз рассказывал о том, как пытался вызвать в Рэйфе настоящего злодея, как совместными усилиями они вместе с исполнителем главной роли старались заглянуть в самые тёмные уголки человеческой души, чтобы найти вдохновение для воссоздания образа коварного злодея Ричарда III.

richard-iii-ralph-fiennes

Однако, несмотря на все попытки показать нам злого гения, мудрого стратега и удивительно бессердечного претендента на престол, в скором времени стало ясно, что Рэйф Файнс ещё находился в поиске Ричарда внутри себя.

Несмотря на то, что первое упоминание выражения «В поисках Ричарда» можно отнести к одноимённому фильму 1996 года Аль Пачино, который выступил в качестве режиссёра и главного актёра кино-спектакля, игра Рэйфа Файнса напоминала о непрерывном процессе поиска черт многогранного героя пьесы Шекспира в себе.

Так, каким же Ричардом предстал перед зрителем Рэйф? И с каким именно Ричардом стоит сравнивать его, тем не менее, талантливую игру? Стоит ли сопоставлять продукцию Алмейда с оригинальным текстом Шекспира? Или же стоит обратиться к роли Ричарда III в исполнении таких всемирно известных актёров, как Лоуренс Оливье, Иэн МакКеллен, Кевин Спейси, Аль Пачино, Мартин Фримен и других?

kevin-spacey-now-in-the-wings-of-a-world-stage-620
Кевин Спейси в образе Ричарда III в театре Old Vic

Ричард Файнса отличается сразу от всех доселе известных нам «Ричардов» — умного и расчётливого Ричарда III, созданного Шекспиром, сильного и уверенного в себе монарха в исполнении Аль Пачино, стильного и несдержанного Ричарда Спейси, комичного, но удивительно жестокого правителя в воплощении Мартина Фирмана.

Ричард Файнса неприятен. Пожалуй, данная характеристика его образа будет самой точной. И, если сам Рэйф, является номинантом множества премий, в том числе премии Оскар, и заслуженно считается гениальным исполнителем тонких ролей в «Английском пациенте» и «Списке Шиндлера», то созданный им образ Ричард III Глостера вызывает мгновенное отторжение и даже отвращение к герою. Причем, не столько к персонажу, сколько к самой игре.

Порой возникало ощущение, что накал страстей и насилие на сцене, которые, несомненно, оказывали сильное психологическое давление на зрителя, были введены в постановку для того, чтобы вызвать еще большее отвращение к персонажу, заставив неопытного или мало знакомого с Шекспиром зрителя проникнуться особой антипатией к герою.

richardii1706a

Ричард Руперта Гуда является откровенным женоненавистником. Он презирает женщин, использует, домогается и даже насилует на сцене. Чего только стоит сцена ухаживания Ричарда за леди Анной. В пьесе Шекспира эта сцена вызывала множество разногласий и разночтений, исходя из текста не ясно какой, на самом деле, была Леди Анна: кроткой и покорной или же сильной и смелой женщиной. В версии спектакля Алмейда, Джоанна Вандерхам (Joanna Vanderham «The Dazzle») сыграла сильную и решительную личность, воинственно настроенную к Ричарду. Эту сцену можно считать очередной вольностью со стороны сценаристов, очередной современной интерпретацией присущей многим постановкам, начиная еще с 80-х годов. Большинство сценаристов пытались либо эротизировать сцену ухаживаний Ричарда, либо внести в неё ещё больше агрессии, испытываемой Леди Анной. Вспоминается откровенная постановка с участием Энтони Шера (Anthony Sher) 1984 года, а также спектакль Михаила Богданова (Michael Bogdanov) 1988 c Эндрю Джарвисом (Andrew Jarvis) в главной роли. Несмотря на то, что данная вольная адаптация имеет удивительное психологическое воздействие на зрителя, вызывая в нём самые сильные отрицательные чувства к главному персонажу, выбранная режиссёром «стратегия» лишает пьесу и зрителей удивительной иронии Ричарда Шекспира, которая попросту теряется за его прямолинейным поведением и тиранией. На второй план уходит и его двуличность, превращая поведение Ричарда в наигранность и фальш.

Рэйф Файнс в образе Ричарда III и Джоанна Ванедрах в образе Леди Анны
Рэйф Файнс в образе Ричарда III и Джоанна Ванедрах в образе Леди Анны

Двуличность — одна из главных черт, присущих Ричарду III. Это именно то качество, которое позволило последнему Плантагенету воплотить в жизнь все свои коварные планы.  Несомненно, Ричард Файнса коварен. Но его двуличное коварное поведение комедийно. В стремлении посмешить зрителя, Файнс выбирает образ классического злодея из кино: откровенно жестокого, но комичного, полного гримас и ужимок.

Да, шекспировский Ричард был коварен, он был хитер, изворотлив и жесток. Он был убийцей, достойным отвращения и ненависти. И всё же шекспировский Ричард был удивительной личностью, не только как историческая фигура, но и как литературный герой. Ричард III Файнса, безусловно, наделён отдельными чертами, которые вложил в образ сам Шекспир, однако, он вовсе не предстаёт перед зрителями в качестве сильной личности, индивидуала, великого ума и стратега. Ричард III Глостер по Шекспиру был саркастичным нарциссом, сочетающим в себе живой ум, браваду и самоиронию, открыто и смело выражал презрение ко двору короля Эдварда IV.

Колли Киббер - британский актер, сценарист и постановщик
Колли Киббер — британский актер, сценарист и постановщик

Несмотря на своё окружение и обилие персонажей в пьесе, шекспировский Ричард постоянно чувствовал себя одиноким, «I am myself alone» — говорил Ричард III в конце другой шекспировской пьесы, посвящённой Генриху V. В театральной интерпретации одиночество Ричард III также нашло отражение, сделав его не только одиноким душевно, но и фактически отделив от всех остальных персонажей пьесы. Однако, так было не всегда: в оригинальном тексте Шекспира Ричард не был столь одинок, сколько оказался на сцене. «Архитектором» адаптации пьесы для сцены, сделавшей Ричарда единственным главным персонажем, можно смело считать Colley Cibber (Колли Кибберa), чья постановка имела большой успех у английской публики на протяжении двух веков с 1700г по 1870г. Киббер виртуозно превратил сложную пьесу Шекспира в трагедию одного героя, настолько выделив и выдвинув Ричарда на первый план, что некоторые персонажи оказались полностью исключены из сценария. Cibber позаимствовал многие элементы из других произведений Шекспира для того, чтобы усилить внутреннюю борьбу героя, показать его ещё более сложной и комплексной личностью, приблизив к образу Макбет. Тем не менее, Ричард Файнса не кажется столь одиноким и отрешённым от окружения. Он органично смотрится среди своих приспешников и, кажется, что чувствует себя особенно комфортно в окружении свиты.

richardthreeensemble

Всё сильное впечатление от игры Рэйфа смазывается постоянными ужимками и кривляньем актёра. Да, безусловно, современному театру необходима доза комичности (которая, кстати, гениально достигается за счёт пары тонко вплетённых современных приемов). Местами Ричард действительно удачно комичен и заставляет зрителя ни раз улыбнуться. Чего только стоит совершенно неожиданный момент, когда Файнс во время очередного разговора приносит стакан воды и растворяет в нем шипучую таблетку? Этот момент был добавлен в сценарий столь ненавязчиво и изящно, что вызвал искреннюю улыбку и восхищение находчивостью режиссёра и умением правильно расставлять современные акценты, хоть был замечен не всеми зрителями.

Richard-lll-Almeida-104-700x455

Выделяя плюсы постановки, хочется отметить стилистику и оформление спектакля: огромная корона, нависающая над сценой, черепа, эффектно загорающиеся на задней стене, как только происходит убийство. Открытая могила, которая неизменно остаётся центром сцены, служа сразу и начальным и финальным местом действия спектакля. Вскрыв могилу, учёные как будто открыли нам тёмную и запутанную историю жизни британского монарха, в этой же могиле история и обрела свой конец, унеся с собой все тайны и мучения короля. Можно было ожидать, что Руперт Гуд повторит опыт других режиссёров, показав зрителю иную смерть Ричарда. Допустим, в постановке 1982 года BBC Ричард в исполнении Рона Кука (Ron Cook) был убит 11 раз, в то время как в спектакле 1967 года в Стратфорде, Онтарио, Ричард Алана Бейтса (Alan Bates) совершил самоубийство. Подобную концовку можно было ожидать и от театра Алмейда, однако, в этот раз нам было предложено классическое завершение.

emb-11-richard-iii-3

Несомненно, среди главных заслуг Рэйфа Файнса стоит выделить успешное создание образа злодея, который, к сожалению, сильнее всего был представлен в трейлере. Вкупе с насилием и злодеяниями на сцене, Файнсу удалось ни раз заставить зрителя почувствовать себя некомфортно. Его недобрый взгляд бросал в холод, а среди наиболее сильных моментов, можно отметить заключительные сцены, где Ричарду являются призраки его жертв, а также финальную сцену убийства монарха с предшествующей ей «A horse, a horse! My kingdom for a horse!».

Рэйфу Файнсу удалось вызвать и жалость, сочувствие к его персонажу, который будто бы раскаялся в содеянном, а может быть, был до смерти напуган призраками прошлого и собственными злодеяниями? Эти пограничные эмоции Рэйф показал виртуозно.

Пьеса Ричард III побуждает современных сценаристов и актёров вносить в постановку что-то новое, современное и оригинальное, как это произошло с постановкой Colley Cibber три века назад. Оригинальный текст пьесы очень длинный, он требует определённой гибкости и таланта адаптации, энергичной игры главного актера, а также, внедрения современных элементов. Мало знакомый с оригинальным текстом Шекспира и лингвистическими особенностями старого английского языка зритель не сможет легко следить за сюжетом пьесы, поэтому перед сценаристом стоит сложная задача удачной адаптации, что является целым искусством. Так, в 1984 году Энтони Шер в образе Ричарда передвигался по сцене на костылях, символизирующих  паучьи лапы, которыми он зрелищно захватывал своих жертв. Или постановка 1988 года Богданова, где финальная битва Ричарда и Ричмонда представляла собой символичную борьбу добра и зла, которая была представлена зрителям в замедленном темпе и под оркестровую музыку.

Richard-III2
Энтони Шер в образе Ричарда III, 1984

Испокон веков пьеса «Ричард III» является наиболее востребованной и значимой на мировых театральных сценах, и из года в год присутствует в репертуаре как ведущих, так и экспериментальных театров, уступая пальму первенства лишь «Макбет».

Спектакль с Файнсом стал долгожданным событием как британской, так и мировой культуры. Приняв эстафету у таких титанов театра и кино как Иэн МакКеллен, Лоуренс Оливье, Кевин Спейси и Мартин Фриман, Рэйф Файнс показал нам смелую, дерзкую и даже шокирующую адаптацию, которая, несомненно, оставила сильный эмоциональный след. Живой и противоречивый образ Файнса до сих пор волнует умы критиков и мировых СМИ, которые как восхваляют актёра, так и склоняются во мнении, что британский монарх в его исполнении был неоднозначен и прост. Зрителям же остаётся лишь гадать, кто из актёров следующим войдет в театральную историю Ричарда III.

embargoed_til_11pm_16_june_-_jpeg_4._ralph_fiennes_richard_duke_of_gloucester_credit_marc_brenner-h_2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.